Интервью Дмитрия Медведева сербской газете «Вечерние новости»

В преддверии визита в Республику Сербию Председатель Правительства ответил на вопросы корреспондента «Вечерних новостей» Бранко Влаховича.

Фото: Интервью Дмитрия Медведева сербской газете «Вечерние новости»

Интервью Дмитрия Медведева сербской газете «Вечерние новости»

Б.Влахович: Хочу поблагодарить Вас от имени редакции и от своего имени, что Вы нашли
время встретиться перед отъездом в Белград. Начну с вопроса, который связан с
юбилеем.

Десять лет назад Вы, будучи Президентом России, посещали Сербию. Тогда
Вы заявили, что надеетесь на дальнейшее развитие отношений и укрепление
братских уз между нашими странами. Ваш нынешний визит приурочен к 75-й
годовщине освобождения Белграда от фашистских захватчиков. Каких конкретных
шагов в политической составляющей наших отношений стоит ожидать в ближайшее
время?

Д.Медведев: Прежде всего хочу сказать, что с большим удовольствием еду в Сербию. И
хочу поблагодарить Президента Сербии Александра Вучича за приглашение приехать
именно в эти дни, памятные дни для сербского народа и народа нашей страны, – я
имею в виду 75-летие освобождения Белграда от фашистских захватчиков.

Наши страны очень сильно пострадали от фашизма. И очень важно, что у нас
сохраняются одинаковые оценки того, что было тогда, 75 лет назад. Они не
подвержены какой-то политической эрозии, не подвержены конъюнктуре. Эти оценки
одинаковые. На самом деле это правдивые оценки того, что было. Именно поэтому я
с удовольствием приму участие в праздновании этого юбилея.

Юбилей – это всегда хороший повод пообщаться. У меня будут переговоры и
с Президентом страны, и с Премьер-министром. Мы, естественно, будем обсуждать,
в каком состоянии сегодня наши отношения. А они на самом деле очень хорошие,
это правда. Это отношения партнёров, причём партнёров и в сфере экономики, и в
политической сфере, потому что наши оценки по многим событиям, которые
происходят в мире, очень близки или совпадают. Мне кажется, это очень важно с
учётом того, какие задачи решают наши страны. Задачи тоже понятные. И большая
Россия, и Сербия, которая меньше России и тем не менее значимое государство в
Европе, – хотят развития своих стран. Хотят,
чтобы уровень жизни в наших странах был выше, чтобы люди чувствовали себя
лучше. Чтобы развивалось здравоохранение, образование, экономика. Приходили
высокие технологии. Решались неотложные, насущные задачи каждой семьи. И в этом
смысле, под этим углом мы развиваем сотрудничество. Ровно поэтому в ходе моих
переговоров уже запланировано и подписание документов. Так что надеюсь, что эти
истекшие 10 лет в целом пошли на пользу нашим отношениям, хотя и я, конечно,
сохраняю добрые впечатления о посещении Белграда десятилетней давности.

Б.Влахович: Один маленький вопрос. Мы
живём в период, когда имеем разные интерпретации истории.

Д.Медведев: Да, к сожалению.

Б.Влахович: Хотел бы, чтобы Вы
прокомментировали эту новую ревизию истории. Мы свидетели того, что Запад хочет
переписать её и трактует всё совсем
по-другому.

Д.Медведев: Вы правы. Историю пытаются
переписать. Это не новое явление в человеческой жизни. И раньше такие попытки
были. Но, наверное, самое прискорбное в нынешней ситуации, что пытаются
переписать не какие-то отдельные события, исказить историческую логику,
последовательность событий, а пытаются, по сути, переписать исторический тренд,
повернуть всё вспять. И это особенно недопустимо, когда речь идёт о таких тяжелейших
испытаниях, которые выпали на долю человечества в ХХ веке. Я имею в виду Вторую
мировую войну. Уж людям моего поколения и вашего поколения всегда казалось, что
здесь никакой ревизии быть не может.

Можно
по-разному оценивать что-то, можно даже быть в разных лагерях, что называется,
принадлежность к разным партиям может быть. Но чёрное надо называть чёрным,
фашизм – это фашизм. Белое нужно называть белым. Нужно помнить о том, кто
принёс самую высокую цену на алтарь победы, чьими усилиями эта победа была достигнута.

В этом смысле
тот союз, который у нас был, и та совместная борьба, которую мы вели, – это
очевидно не должно подвергаться никаким сомнениям. К сожалению, в ряде стран
действительно поставлены на поток не соответствующие историческим фактам гипотезы
о том, кто там что начал, кто чему способствовал, кто в итоге победил, что
потом происходило и как можно интерпретировать эти события. Всё это для того,
чтобы заслонить самое главное: для чего вообще люди боролись и отдавали свою
жизнь. Это приводит подчас к совершенно парадоксальным, может быть, даже
неприемлемым трактовкам, интерпретациям. Некоторые школьники в Европе всерьёз
утверждают, что Европу освобождали Соединённые Штаты Америки. Но мы же знаем,
что это не так, что Европа была освобождена в значительной степени усилиями
Советского Союза, конечно, при поддержке союзников из других стран. Но вот
сейчас всё это уже стало общим местом.

Я считаю, что
задача наших стран, задача наших историков, главная задача гражданского
общества в наших странах, и в России, и в Сербии, заключается в том, чтобы этим
попыткам противостоять, и празднование юбилея как раз лучшая площадка, лучшая
трибуна, для того чтобы об этом сказать. Я об этом буду говорить и в ходе
празднования, во время праздничных мероприятий, и выступая в Скупщине, так что
постараюсь эту позицию России максимально чётко артикулировать.

Фото: Интервью Дмитрия Медведева сербской газете «Вечерние новости»

С корреспондентом сербской газеты «Вечерние новости» Бранко Влаховичем

Б.Влахович: Между Россией и Сербией на сегодняшний день нет политических
разногласий. Однако темпы развития экономического сотрудничества между нашими
странами могли бы быть более интенсивными. Почему российские инвесторы мало
вкладывают в экономику Сербии? Этот вопрос часто задают у нас. Проблема в
«неспокойных» Балканах? Или причина в недостаточной активности по созданию
благоприятных условий для бизнеса со стороны сербских властей?

Д.Медведев: Между нашими странами точно нет политических разногласий. Мы друзья,
мы, ещё раз могу сказать, очень схоже смотрим на многие мировые проблемы, на
балканские проблемы, на европейские проблемы, на азиатские проблемы. Но я не
могу согласиться с Вами в том, что Россия совсем не уделяет внимания
экономическому развитию Сербии, инвестициям в Сербии. Наверное, всегда можно
говорить о том, что можно больше и лучше, но вообще-то за последние годы в
общем и целом эти инвестиции накапливались и сейчас общий объём накопленных
инвестиций в Сербии, если я не ошибаюсь, составляет в районе 4,5–5 млрд
долларов. Это определённый уровень. Можно делать больше и нужно делать больше,
но я не могу всё-таки не сказать о том, что наши крупнейшие компании
присутствуют на рынке Сербии. Я имею в виду, например, участие «Газпромнефти» в
капитале такой известной всем компании, как «Нефтяная индустрия Сербии». Это же
не просто компания, это системообразующая компания, которая даёт весомый,
значительный вклад в налоги в Сербии. Это основной налогоплательщик. Думаю, и этот пример, и масса других примеров
всё-таки показывают, что инвестиционное сотрудничество идёт.

Чего, мне кажется, не хватает, так это
сотрудничества не на уровне крупных компаний, а на уровне среднего и малого
бизнеса. Вот здесь, действительно, есть чем заниматься, и такого рода контакты
точно нам были бы нужны.

Что касается политики сербских властей, то
здесь у меня никаких вопросов нет. Мне кажется, что это политика наибольшего
благоприятствования, как принято говорить у юристов, в отношении инвестиций из
Российской Федерации. Конечно, инвесторов нужно ещё убедить – и хорошими
заработками, и спокойным налоговым и иным режимом. Думаю, что мы в ходе наших
переговоров эти вопросы ещё раз будем обсуждать. Так что здесь в этом смысле
всё нормально.

Б.Влахович: Россия на протяжении многих лет поддерживала
Сербию в её желании сохранить Косово и Метохию в своём составе. В то же время
многие западные страны, игнорируя международное право, признали отделение
Косово. Как Вы считаете, может ли эта ситуация на международной арене
закончиться созданием «Великой Албании»? Каково Ваше видение разрешения этой
косовской проблемы?

Д.Медведев: Вы знаете, мы неоднократно на всех
площадках, на всех уровнях говорили о том, что придерживаемся прежней позиции.
Мы исходим из необходимости соблюдения суверенитета и территориальной целостности Сербии. Мы исходим из того, что при
обсуждении и решении всех вопросов необходимо базироваться именно на
международном праве, а не на односторонних актах. Это прежде всего резолюция
Совета Безопасности ООН №1244. Так что в этом смысле наши позиции ничем не
отличаются от прежних. В то же время мы не можем не видеть процессов, которые
идут, того напора, который в настоящий момент исходит из Приштины. Тем более
там совсем недавно пришли к власти ультранационалистические круги. Очевидно,
что все эти события будут развиваться с удвоенной скоростью. Поэтому, мне
кажется, нужно очень внимательно следить за тем, что происходит, поскольку
очевидно – Балканы до сих пор остаются достаточно неспокойным регионом, и мы ни
в коем случае не должны допустить повторения каких бы то ни было проявлений
насилия, попыток одностороннего передела карты Балкан или же каких-либо иных
действий, которые могут привести к гуманитарной катастрофе. Все же идеи
различного рода новых объединений, государств – очень опасны. Потому что они в
конечном счёте провоцируют наиболее агрессивные, наиболее националистически
ориентированные круги добиваться своих целей при помощи насилия, оружия – а его
в общем и целом ещё хватает. И я считаю, что это очень опасные заявления. Надо
следить за процессами, которые идут.

Б.Влахович: Россия стремится поддерживать хорошие отношения со всеми государствами
на постъюгославском пространстве, даже и со странами – членами НАТО. Как Вы
можете прокомментировать мнение Вашингтона о том, что стремления России на
постъюгославском пространстве в сущности деструктивные?

И второе связано с этим. Как Вы смотрите на попытки США и их союзников
втянуть маленькие страны Балканского полуострова в НАТО с целью изоляции
России?

Д.Медведев: Соединённым Штатам Америки нравится только то, что придумывают в
кабинетах Белого Дома, а также Госдепартамента в Вашингтоне, нравятся только те
идеи, которые в конечном счёте ведут к экономическому благосостоянию
Соединённых Штатов. Они всячески это продвигают, это не секрет, это основной
курс Соединённых Штатов Америки. Отсюда эти заявления о том, что Россия ту или
иную сторону поддерживает или какой-то вред наносит. На самом деле основной
вред приносят как раз эти устремления Соединённых Штатов Америки доминировать
во всём мире, в том числе на Балканах и в Европе. Кстати сказать, от этих устремлений,
или от этих желаний, устали и в самой Европе, поскольку что это означает? Это
означает «Мы хотим, чтобы всё оружие было американским, покупайте его у нас».
Вот что современные американские власти говорят: «Вы мало денег на оружие
тратите, покупайте наше оружие. Вы зачем-то газ покупаете у России. Хотя Россия
вроде бы близко к Европе, а Америка далеко, вы должны наш газ покупать, прежде
всего сжиженный природный газ, поэтому откажитесь от “Северного потока – 2”,
прекратите работу по “Турецкому потоку”»… Ну и так далее.

Это безудержное, абсолютно ничем не лимитированное желание доминировать
во всём мире, и в Европе в том числе. А мы в этом смысле всегда занимали, на
мой взгляд, взвешенную позицию. Она заключается в том, что мы хотим дружить со
всеми странами, и, конечно, у нас нормальные отношения с государствами, которые
расположены на Балканах, вне зависимости от их принадлежности к тому или иному
военно-политическому блоку. Мы стараемся эти отношения развивать. В то же время
мы, конечно, не можем не видеть, что одни страны проявляют себя как наши
друзья, а другие страны ведут себя совершенно иначе, находятся, как принято
говорить, в фарватере агрессивной политики Соединённых Штатов Америки. Это
печально. Но если говорить о Сербии, то мы, конечно, ценили и будем ценить то,
что Сербия заняла очень взвешенную позицию в тот период, когда Европейский
Союз, Соединённые Штаты Америки вводили санкции в отношении Российской
Федерации. В Сербии было прямо сказано: «Мы этого делать не будем. У нас особые
отношения с Россией, и мы исходим из истории и практики современных отношений».
Мы, безусловно, отдаём должное тому, насколько сложно было такой курс Сербии
проводить в одиночестве в Европе. Но тем не менее такие решения были приняты,
мы их ценим.

Б.Влахович: В связи с этим: две маленькие балканские страны, Черногория и
Македония, раньше имели с Россией хорошие отношения, но под давлением
американцев практически испортили их.

Д.Медведев: Да, я об этом и говорил.

Б.Влахович: И мы сегодня свидетели, что из Подгорицы всё-таки дают какие-то сигналы
и хотели бы опять улучшить отношения. Каковы Ваши прогнозы?

Д.Медведев: Мы, конечно, следим за всякими сигналами – Россия обязана следить за
сигналами из разных стран. Вы правильно сказали, что в какой-то момент
отношения осложнились. Но мы готовы к развитию отношений. Вопрос ведь не в том,
что было раньше, а в том, каковы устремления сегодняшние, каковы желания
сегодняшних властей и их приоритеты. Если власти упомянутых стран или каких-то
иных стран хотят развивать отношения с Российской Федерацией на базе
равноправного сотрудничества, имея в виду и совместную историю, и всё
остальное, мы к этому готовы, но для этого нужны истинные намерения. Причём
намерения, которые являются проявлением политической воли, сформированной в самом
государстве, а не навязанной откуда-то извне. Иными словами, это должно быть
проявление суверенитета этих стран. Если они хотят развивать отношения, мы
готовы к их развитию.

Б.Влахович: Пользуясь случаем, хочу задать ещё два вопроса.

Я следил, когда делегация Словении здесь была. Видно, что у вас отличные
отношения со Словенией – и деловые, и, можно так сказать, человеческие. Но
тогда Вы немного критиковали Хорватию, сказали насчёт частных инвестиций: ваши
банки дали большие деньги Хорватии…

Д.Медведев: Я
критиковал не Хорватию. Я говорил о долге, возникшем в связи с известным делом
в Хорватии, которое имеет отражённое влияние на все Балканы и, кстати сказать,
на Словению. Но это не политика, это экономика. К сожалению, такого рода
проблемы, казусы, подчас связанные с мошенничеством или какими-то незаконными
действиями, происходят в разных странах. И в конечном счёте главное – найти
развязку. Как я понимаю, наши крупнейшие банки, которые пострадали в результате
этих операций, сумели договориться и с хорватскими властями, и со словенскими
властями. В этом смысле я надеюсь, что этот экономический конфликт будет
исчерпан.

Б.Влахович: У России прекрасные отношения с Республикой Сербской, которая входит в состав Боснии и
Герцоговины. Но это нельзя сказать про другую часть этого государства, которую тянут в НАТО, и многие
аналитики говорят, что там может быть опасная ситуация. Как Вы это видите?

Д.Медведев: Понимаете, все попытки затянуть в НАТО страны, в которых существуют
внутренние противоречия, чрезвычайно опасны. Этот ряд – Вы говорите про Боснию
и Герцеговину, Республику Сербскую, но мы же можем назвать и другие страны. А
что происходит с Грузией? Что происходит с Украиной? Эти страны находятся в не
самом простом положении. Более того, никто не отрицает, что у России тоже есть
свои интересы, связанные с обеспечением её безопасности. Мы крупная страна, мы
ядерная страна, и желание понатыкать базы НАТО в нашем непосредственном
окружении не может у нас вызывать положительных эмоций. Мы всегда отвечали на
это и будем отвечать – и политически, и в военном смысле. Когда блок НАТО
пытается ассимилировать страны с внутренним конфликтом, во-первых, это
противоречит, на мой взгляд, даже самому договору о создании
Североатлантического альянса, а во-вторых, это чревато очень серьёзными
последствиями. Поэтому государства, входящие в НАТО, должны сто раз подумать,
прежде чем такие решения принимать. Кстати, ровно поэтому в Европе сейчас пробивает
себе дорогу идея обеспечения автономной европейской безопасности, минуя НАТО.
Посмотрим, что из этого выйдет.

Б.Влахович: И последний вопрос. Я помню, десять лет назад в Нью-Йорке Вы заявили,
что время однополярного мира истекло, и подчеркнули, что процесс трансформации
системы международных отношений не будет быстрым и безболезненным. Сейчас мы
видим, что Европа весьма послушна указаниям США. Как Вы считаете, что
необходимо сделать, чтобы мир стал более справедливым? Нужно ли для этого
стремиться вернуть ООН утраченный ею авторитет?

Д.Медведев: К сожалению, десять лет назад я был прав, когда выступал с трибуны
Организации Объединённых Наций, и мир не стал спокойнее. Я, на мой взгляд,
правильно сказал тогда и о том, что время однополярного мира прошло. Но это не
только я об этом говорю, это очень многие другие лидеры тогда говорили, многие
страны говорят. Это совершенно очевидно. Я могу проиллюстрировать совершенно на
простом примере.

Ещё совсем недавно значительная часть мировых вопросов решалась на
«восьмёрке», в которой, кстати, принимала участие и Российская Федерация. Потом
нас оттуда выставили, сказав, что «вы нам не подходите», а сейчас активно
начинают из разных стран снова манить, говорить «мы готовы вас снова позвать,
принять» и так далее. Но ведь дело даже не в том, как с нами там поступили, а в
том, что сегодня рассматривать мировые проблемы в формате «восьмёрки»
невозможно. Даже тогда это было странно. И на вот эти дискуссии всегда в
формате «восьмёрки», я это отлично помню, приглашали другие крупные страны,
стыдливо называя это форматом outreach или ещё как-то, но понимая, что нельзя
это только на восемь стран делить. А сейчас тем более. Поэтому я считаю, что,
безусловно, центральную роль здесь должна играть Организация Объединённых
Наций, Совет Безопасности ООН, потому что это главная, ведущая международная
организация. Но важны и региональные организации, и другие крупные организации,
такие как БРИКС, например, новые объединения, как ШОС. Наконец, ровно тогда, в
2008 году, появилась «двадцатка», которая в настоящий момент объединяет 20
самых крупных экономик. Уж точно экономические проблемы сейчас нужно решать с
участием гораздо большего числа стран. Но идеальной моделью, подчёркиваю,
конечно, является Организация Объединённых Наций. Она не исчерпала своего
потенциала, как об этом иногда пытаются сказать в тех или иных государствах.
Американцы периодически выдвигают идею сообщества демократических наций,
подразумевая, видимо, что это они и некоторые их ближайшие союзники, а другие в
этом сообществе принимать участие не будут. Понятно, что это деление мира на
части, и это очень плохо, потому что это будет вести к отсутствию коммуникаций и
взаимопонимания. Думаю, что, если мы будем выстраивать международные отношения
на принципах многополярного мира, взаимозависимости, уважения к суверенитету
друг друга, отказавшись от попыток навязать какие-то свои рецепты построения
современного государства и общества, которые основаны на национальной практике,
вот тогда мы сможем договориться даже с теми государствами, с которыми у нас
сейчас не всё получается.

Я уверен, что и Российская Федерация, и Сербия в этих переговорах могут
сказать своё очень веское слово.

Спасибо.

Источник


Мы будем рады и вашему мнению

Оставить отзыв